RSS
ПриветствиеЦентрДеятельностьДокументыПубликацииЗаконыВидеоСсылкиБлогКонтакты
ВНЕШНИЕ ССЫЛКИ

» Ноосферная парадигма развития общества

При использовании материала ссылка на источник обязательна

В прошлом веке появилось учение о ноосфере, в котором В.И. Вернадский обозначил пути развития цивилизации на основе научных знаний.* Он пишет, что научное движение ХХ в. отличается от науки предыдущих эпох темпами развития, площадью охвата (планетарностью), глубиной проникновения в пространство, мощностью воздействия на среду – все это позволяет видеть научное движение, «размаха которого в биосфере еще не было». Под воздействием научной деятельности и человеческого труда биосфера переходит в ноосферу, что беспредельно увеличивает геологическую силу живого вещества.

Прогрессивный рост непрерывных научных знаний, являющихся основной геологической силой, создающей ноосферу, исторически доказывает свою непрерывность и необратимость только в научной сфере. Ни одна другая область человеческой деятельности непрерывностью прогресса похвастать не может. Это касается и государственного устройства, и состояния экономики, и условий жизни людей на планете. В.И. Вернадский указывает, что современная наука натолкнулась на пределы своей методики, в которых вопросы философии и науки сталкиваются. В связи с этим развивается научный аппарат фактов, систематизирующий и классифицирующий их как элементы пространства-времени количественно и морфологически.

Поэтому математика, логика и классифицированные факты представляют научный аппарат, где все понятия, в  отличие от понятий в научных гипотезах, в религии, философии, связаны с естественными телами и явлениями. Они должны наблюдаться в опытах, подтверждающих реальность, которая отличается от абстрактных понятий. Если это правило перенести в экономику, которая владеет методикой перевода технологических характеристик тех или иных производств в стоимостные показатели как неотъемлемые характеристики общественных отношений, возникающих в обществе в связи с организацией этих производств членами общества, то нельзя отрицать того факта, что субъективные абстракции в теории экономики, в частности, труд, стоимость, цена и другие - являются теми понятиями, использование которых для организации реального взаимодействия людей и природы приводит к ошибочной оценке этих отношений. В природе объекты взаимодействуют по физическим законам, образуют устойчивые системы, а в моделях производств, работа которых также основана на законах физики, результат взаимодействия элементов производства общество отражает в стоимостном (субъективном) измерении. Это приводит к экономическим кризисам и указывает на слабость научного аппарата экономической науки.

Общество, если можно так выразиться, стремится к экономизации своего сознания с помощью экономической теории, где фактическая первопричина воздействия человека на природу (энергетическое действие) заменена на результат (следствие), изделие (застывшую форму). При таком отражении действительности проблемы, возникающие в ходе взаимодействия человека со средой, решаются только наполовину. Эффект такого поведения можно сравнить с взаимодействием двух магнитов, одноименные полюса которых сближают, и, чем меньше расстояние между ними, тем силы противодействия проявляются сильнее. Сегодня экономическая наука позволяет рассчитывать экономические показатели, учитывающие мельчайшие элементы микрозатрат, образующих товарный продукт, она вооружена методами расчетов макропоказателей государственных экономик и международных рынков, но экономических кризисов не только не удается избежать, а наоборот – масштабы их последствий становятся все глобальнее.

Если присвоить технологиям, используемым человеком в производстве, первый порядок субъективного воздействия на природу в силу того, что человек в них моделирует некоторые реальные явления природы, которые по своей сути безотходны, а у человека в ходе производства получаются и отходы (излишки), то экономическим технологиям условно можно присвоить второй порядок субъективности, так как они являются абстрактным, условно принятым (как вера в бога) стоимостным отражением процессов, существующих в субъективностях первого порядка, в технологиях производства. Субъективность, умноженная на субъективность, дает субъективность в квадрате. При современных масштабах производства  любая технологическая погрешность может привести к такому отрицательному результату в экономических показателях, которые суммарно могут выражаться в уровне потерь, имевших место при Чернобыльской катастрофе, справедлива и обратная зависимость – социально-экономические просчеты приводят к параличу экономическому и производственному (октябрь 1917, август 1991 в России).

Экономическая теория как метод общественного сознания, обеспечивающий обществу заполнение некоторого сегмента его информационной базы об окружающей среде, имеет определенный исторический период своего развития и существования, который как все имеет начало и конец. Если представить общественное сознание как Мегасферу человеческих знаний, образующих некую устойчивую виртуальную реальность, наполненную набором фактов, в информационном виде характеризующих причинно-следственные связи, существующие в окружающей среде, то есть информацию прошлых взаимодействий элементов среды, перешедшую из прошлого в настоящее, и информацию о будущем состоянии среды, существующую виртуально, то степень соответствия этих представлений реальности будет подтверждена по истечении некоторого времени гармоничностью взаимодействия социума со средой, показателем которой будет уровень сохранности элементов социума и способности их к развитию. Оперируя знаниями, множество индивидуумов использует в настоящем информацию о прошлом и будущем. Первое при этом выступает как «заторможенное прошлое», второе – как «догнанное будущее», в настоящем происходит процесс их совмещения, который позволяет выбрать оптимальный путь трансформации модели социума настоящего в его будущую модель.


При этом для оценки эффективности необходимо использовать показатели, отражающие соотношение количества индивидуумов социума, пришедших в модель будущего, начавших ее создание (Чб), по отношению к общему числу начавших (Чп); энергетический потенциал индивидуумов (физическое здоровье) (Зп), начавших путь созидания и достигших результатов (Зб), а также соотношение энерговооруженности старой (Эп) модели социума и новой (Эб). Сравнение планового коэффициента и достигнутого покажут эффективность действий социума.

 
Сознание организовывает информационную среду, обеспечивающую возможность человеку рассуждать, конструировать каркасы виртуальных конструкций на основе информационных единиц, имеющих линейные характеристики векторов взаимодействия объектов пространства. Конструкция будущего пространства проектируется в сознании как цепь причинно-следственного взаимодействия как минимум двух его координат. Мегаконструкцию общественного сознания формирует философия. В ходе исторической эволюции этой мегасферы, образованной деятельностью рассудка, сформировалось пять основных субсфер информационного отражения реальности со своими идентификационными кодами и мерными единицами: чувственно-эмоциональная, теологическая, научно-естественная, экономическая, социально-политическая. Эти субсферы постоянно борются за свое главенство в мегасфере общественного сознания, что предопределяет развитие общества в ту или иную эпоху.

Сфера теологических знаний превалировала в прошлые эпохи и, к примеру, в последние две тысячи лет новых знаний цивилизации не добавила, а по удельному весу в информационной базе общества уменьшила свою долю. Сфера теологии была предназначена для объяснения необъяснимого на основе веры в творца. Сегодня субсфера естественных наук значительно увеличила свою долю в мегасфере общественного сознания и дает объяснение многим необъяснимым в древности явлениям природы, но пока она не развилась до такой степени, чтобы дать чертеж социальной конструкции с той предопределенностью, которая возможна при конструировании и создании технических объектов. Эту функцию уже 500 лет выполняет субсфера экономических знаний, которая бурно развивается с XVI века и имеет своего «божка» – стоимость, механизм возникновения которой как физический процесс научно не обоснован. При этом субсфера экономических знаний является базой для формирования понятий в субсфере социально-политических знаний.

Субсфера экономической религии, также как и субсфера теологических толкований, должна найти ответ на свои вопросы в субсфере естественных наук, которые сегодня испытывают определенное напряжение в предстартовой подготовке к прыжку в область новых знаний об окружающей среде. За несколько последних столетий экономическая теория так и не открыла элементарную частицу стоимости, а значит все прогнозируемые экономические модели, рассчитанные экономистами на основе стоимостных показателей, являются субъективными как и категория стоимости, лежащая в основе экономических расчетов. Пытаясь устранить неопределенности теории, экономика начала тесно переплетаться с другими науками, так как она, как и другие науки, отдельно существовать не может.

На заре развития товарного производства обменные операции товара на товар осуществлялись нашими предками без всякой экономической науки и законов стоимости. С ростом объемов производства, развитием научно-технического прогресса, расширением международных связей, совершенствовалась и система товарного обмена, в которой все в большей степени из-за роста масштабности начала накапливаться критическая масса неопределенности, дестабилизирующая рынок, от которой рынок избавлялся путем сброса ее в кризисные периоды. Для повышения эффективности системы товарного обмена общество придумало деньги, которые выполняли роль мерила стоимости – некой абстракции, принятой в экономике за реальность, что является ошибкой, формирующей потенциал дестабильности. Сегодня цена угадывается, а не рассчитывается. Рассчитать цену товара без конкретного объективного показателя, имеющего физическую природу, невозможно. Это осложняется рядом факторов: пониманием роли денег; обособленностью экономик как автономных систем; увеличивающимся объемом международной торговли, который интернационализирует, обезличивает, мультиплицирует заблуждение; вносят свою лепту в это и различия в развитости производительных сил в странах, участниках рынка.

Главное свойство денег – информационность. Примитивная, простейшая, обезличенная, абстрактная информация, записанная на банкнотах (информационных носителях), о каком-то «нечто», содержащемся в изделии-товаре, абсолютно не отражающая никакого его качества как объекта пространства кроме одного… Информационная функция денег длительное время оставалась незамеченной разработчиками экономической теории, так как сама информатика наука достаточно молодая. Весьма отрадно, что об информационной сущности денег начали говорить исследователи, а Д.С. Чернявский в своей работе* посвящает этому вопросу целую главу.

При этом, правда, он использует традиционный стоимостный подход, но стоимость абстрактная, а не объективно существующая физическая характеристика материального объекта (товара). Она субъективно отражает какое-то его всеобщее качество, неподдающееся измерению в физических величинах. Это всеобщее качество товаров вытекает из процессов, их создающих, что автором данной статьи изложено в двух монографиях,**,*** являющихся введением в квантово-информационную теорию фрактального взаимодействия социальных модулей с окружающей средой (КИТ).

В связи с тем, что к области человеческих знаний добавились знания о мире космоса и мире атомов, отмечает В.И. Вернадский, должны коренным образом меняться основные параметры научного мышления – константы физической реальности, с которым мы количественно сравниваем все содержание науки. Необходимо сказать, что понятие «квант» как наименьший объект уже не есть истина, так как в ходе исследований, посвященных физике вакуума, автором в содружестве с Н.В. Косиновым на базе работ гениальных украинских ученых А.Н. Кузнецова, обосновавшего существование полукванта (в наших расчетах его размер – 4,632*10-56 м) [1] и Н.Д. Руденко, который  рассчитал размер монады электрона (6,763*10-58 м)* *** – открыты новые физические константы пространства, которые являются характеристиками виртуальной организации пространства, глубинный уровень которой находится в размерах порядка 10-98 м. Процессы взаимодействия пространства на этом уровне превышают скорость света (порядок 10132 м/с). Данная размерность пространства получила название «сеим» (сеиметрино) – точка симметрии, которая образуется тремя парами сходящихся энтропий, образующих седьмую (нулевую) точку системы координат – точку физической нейтральности, точку отсчета действия, точку нуля. Временной период этой нейтральности в точке размера «сеиметрино» длится 10-108 секунды, информация об изменениях, произошедших в двух самых удаленных «сеиметрино» вселенной, становится им «известной» за мгновение, измеряемое 10-107 секунды. Поэтому в пространстве работают два механизма взаимодействия – частный – на уровне электромагнитного спектра и общий – на уровне «сеимов», образующих сеим-поле.

Виртуальный уровень вселенной взаимодействует на характеристиках, приведенных выше. В реальном мире, границей формирования которого является электромагнитный спектр, это взаимодействие не может превышать световой скорости, а его проявление в пространстве формируется наличием квантов Планка, а фактически «положительным» и «отрицательным» полуквантами, открытыми А.Н. Кузнецовым, которые значительно меньше квантов Планка. О полуквантах говорил и Я.Б. Зельдович,* но не увидел в этом закономерности. Кузнецов А.Н. не рассчитал размеры полукванта в силу определенных причин, наши расчеты показали, что их размер
равен 4.632…*10-56 м, зато он обосновал его существование и описал 21 механизм взаимодействия полуквантов, который порождает весь мир объектов и процессов, видимых нами.

Информационная сфера человека (его сознание) работает со скоростью «симов», а процессы, протекающие в теле человека, функционируют в пределах световых скоростей, которые обеспечиваются характеристиками электромагнитной среды, формирующей мир, наблюдаемый нами. Масса объекта может перемещаться в пространстве только в том случае, если получит некоторый энергетический импульс, который, в свою очередь, возникает из массы, энтропируемой в пространство. К примеру, автомобиль движется пока не истратит весь запас горючего. Это же верно и для человека, поэтому он вынужден поддерживать процесс энтропии своего тела и «дозаправляться» продуктами питания, носителями, в первую очередь, основного элемента вселенной, представленного массой протонов водорода, что блестяще доказывает В.В. Волков** в своей работе, посвященной сохранению клеток человека и функционированию их биочасов. Запасы протонов водорода в теле человека определяют ресурс его жизнеспособности, составляют его энергетический потенциал. У молодых клеток он большой, у старых – маленький. Клетки являются хранилищами для протонов водорода, старые клетки зашлакованы и места для размещения протонов водорода в них нет – поэтому наступает смерть организма – он перестает энтропировать энергию квантов из протонов водорода в пространство.

Для придания веществу среды той или иной формы необходимо воздействовать на нее антисимметричным ей энергетическим потоком. Форма всегда есть «слепок» энергии, которая задала границы форме, а сама при этом исчезла в пространстве. Учитывая, что формы взаимодействуют в пространстве, с одной стороны, на перифериях они постоянно энтропируют, то, с другой стороны, на границах сходимости энтропий образуются новые центры, в которых периферии объединяются, концентрируются и опять энтропируют, то есть формы трансформируются одна в другую. Объекты, используемые человеком в его деятельности, тоже имеют временные циклы своего существования, они исчезают (энтропируют) при контактах со средой и человек вынужден создавать новые формы (центры устойчивости – символизирующие овеществленное сознание) взамен старых, изменившихся или разрушившихся объектов, а для этого нужны новые порции энергии, то есть необходимо организовывать энтропию, обеспечить проявление сконцентрированной в веществе способности к трансформации из одного состояния в другое.

При взаимодействии со средой на уровне простого воспроизводства человек использует для этого собственное тело, в котором формируется поток энергии той или иной мощности из протонов, имеющихся в теле, «сжигая» его массу в химических реакциях. При этом набор взаимодействий ограничен: заготовка стройматериалов для хозяйственных построек, действия, связанные с производством продуктов (мяса, корнеплодов, фруктов, зерна), изготовление орудий труда, предметов быта, одежды, заготовка дров, уход за животными – вот основной перечень деятельности человека, где он создавал целенаправленные потоки энергии, получаемой из протонов водорода, имевшихся в теле, устремляясь своим сознанием в будущее, предвидя в нем функциональную формо-структуру определенного (большого или малого) пространственного объема (элемента социального модуля), в котором он будет жить.

При натуральном производстве каждый физически и умственно развитый человек выполнял перечень работ самостоятельно и в условиях равнонапряженного труда получал результат (изделие) в течение временного периода, который оказывался среднестатической временной величиной, сопровождающей многократно повторяющиеся акты изготовления этого типа изделий разными изготовителями. Поэтому не только наши предки, но и экономисты классики рассматривали время как показатель сравнимости изделий, хотя в физической основе процесса товаропроизводства лежит тот факт, что в единицу времени человеческое тело излучает, условно говоря, энергетическую константу, энтропирует массу тела, осуществляет целенаправленное излучение энергоимпульсов в пространство, выполняя работу по преобразованию среды, то есть работу, связанную ссозданием благ. Время процесса энтропии человеческого тела, в течение которого оно вырабатывало и перемещало объем энергии, необходимый для придания среде (материалу) соответствующей формы (формы изделия), стало сравнительной основой обмена товара на товар в условиях натурального обмена.

Так как до настоящего времени общество не разработало теорию, объясняющую энергетическую природу взаимодействия человека и среды, то оно не может объяснить, почему товары разной потребительной стоимости, то есть функционального назначения и формы, находили и находят количественные соотношения и отражение друг в друге через меновую стоимость. Следуя квантово-информационной теории взаимодействия социальных модулей со средой, можно утверждать, что не время, затрачиваемое на изготовление товаров, лежит в основе масштабной линейки их количественных соотношений, – основу всех процессов производства составляют затраты энергии, циклически расходуемой в процессах  придания материалам природной среды той или иной функциональной формы, то есть движение энергетической среды в среде вещественной придает ей форму. Примером достижения результатов на основе энергозатрат может служить забег бегунов, заплыв пловцов, схватка борцов, то же наблюдается и на конкурсе молотобойцев или грузчиков (примерно равные затраты энергии) при преодолении пространства того или иного качества тем или иным способом. В экономическом образе мышления этот факт скрыт ширмой рабочего времени, которое сопровождает процесс изготовления изделии при ручном способе, но не оно (время) суть процесса, задающего форму товару и, тем более, оно не может быть мерилом эквивалентности товаров в эпоху НТП, которая объективно родила ценовую оболочку, используемую для оценки товара.

Люди древности не имели строгих научных представлений об энергии, которая является формой проявления энтропии, но могли фиксировать время, которое характеризовало длительность энтропии при постоянной ее мощности, проявляющейся в энергетических импульсах, излучаемых телом человека. Время может быть достаточно точным субъективным измерителем эквивалентности товаров при ручном производстве, но сущностью обмена все-таки является энтропия, затраты энергии, осуществляемой телом каждого человека в единицу времени при средней интенсивности работы при преодолении сопротивления среды окружения, в том числе и среды предмета природы, форма которого преобразовывается в изделие.

Поэтому шкуры обладали свойством легко меняться на кувшины, хворост на топоры, топоры на холсты, холсты на зерно и т.д. Развитие рыночных отношений породило деньги как информационные символы, которые информировали общество о том, что владелец денег затратил свою энергию на благо общества и общество ему должно возместить адекватное по затратам энергии благо. Размер энергетических затрат как функциональность пространства в прошлом обозначался в настоящем виртуальном (сознании) информационным символом, который в разные эпохи был представлен разными формами носителей информации (от камней до электронных денег), выполняющих с общественного согласия роль гаранта социальных обязательств одних граждан перед другими. И поэтому деньги не эквивалент товара, а эквивалент прошлых потерь энергии, которая в настоящем вместо себя оставляет свой «слепок» (изделие) и без которой жизнедеятельность человека и цивилизации невозможна. Поэтому, для того чтобы настоящее в будущем имело неуменьшенное пространство своей функциональности (количество энтропии в единице пространства) по сравнению с прошлым общество с помощью денег обеспечивает себя этой информацией, виртуально в настоящем обозначает размер будущей энтропии.

Таким образом, деньги как элемент социальной информационной системы общества информируют социум о праве субъекта на использование ресурса среды для восполнения энергетических потерь субъекта путем восстановления его способностей к энтропии. По желанию субъекта этот ресурс может быть формой энтропии будущего – энергоносителем (дрова, бензин и т.д.) или быть формой энтропии прошлого, уже осуществленной изготовителем, задавшем среде нужную функциональную (товарную) форму. Субъективный подход к организации денежного обращения, в котором не разделяется энтропия прошлого и будущего в общественной информационной системе, приводит к развитию процессов инфляции, увеличению количества денег, что является следствием неправильного отражения взаимодействия членов общества со средой в информационной системе соцмодуля. Темпы развития инфляции показывают рост субъективизма в системе общественных отношений, что является сигналом к их пересмотру и упорядочению – требуется системное вмешательство государства.

Деньги как информационные символы, характеризующие цикл энергозатрат, израсходованных человеком в процессе производства среды новых товарных форм, претерпели в ходе своей эволюции множественные изменения своего собственного вида, пока легендарный Марко Поло не привез известие в Европу, что в Китае используются бумажные деньги. Вначале это было принято обществом как абсурд – ломалась система баланса массы товаров–изделий и массы товара–денег, имевших металлическую форму. Сегодня ситуация изменилась и уже функционируют не только бумажные деньги, но и электронные, а появление бумажных денег действительно обусловило нарушение баланса массы товара и денег, степень субъективизма в осуществлении денежной политики возросла. Это обусловлено тем, что на первых этапах развития рынка деньги точно отождествляли объем энтропии прошлого (затраты биоэнергии), которая придавала материалу в процессе труда форму товара. Сегодня мы должны иметь информацию и об объеме энергоресурсов, необходимых для обеспечения функционирования основных фондов, осуществляющих поток энтропии энергоресурсов в будущем, который позволит обеспечить функциональность пространства социального модуля, сохранит его форму и усовершенствует ее новыми товарами. Без этого модуль входит в кризис, затормаживается. Форма соцмодуля (замершее прошлое) должна иметь свою противоположность, симметрию будущего, движущегося в настоящем, это обеспечивается трансформацией необходимого количества вещества в вакуум, что проявляется в виде энергетического потока, наполняющего объем формы. Если общество энергоресурсы, получаемые из природы, в большей части будет использовать для производства товарной массы, то «заморозит свою форму», потеряет возможность обладать функцией, утратит энергокомплекс (не обеспечит разведки как вещественных ресурсов пространства, так и виртуальных, то есть не обеспечит развития науки), это приведет к исчерпанию ресурсов производства и кризису.

Следует остановиться на еще одном аспекте, ускользающем от внимания исследователей, который лежит в основе экономизации общественного сознания и не позволяет ему перейти к системе физических единиц, обеспечивающих обществу оценку своего взаимодействия со средой как процесса пространственных преобразований ее качеств. Это субъективный подход общества, вернее той его части, которая занималась и занимается развитием экономической теории и всю человеческую деятельность, в угоду профессиональному тщеславию,  стремится занести в разряд экономической деятельности, мотивируя это тем, что при наличии товарного рынка, где властвуют товарно-денежные отношения, человек может заниматься только экономической деятельностью. При этом не учитывается тот факт, что товарный рынок создан человеком субъективно и существует только там, где есть социум определенного уровня развития, и что форма и содержание рынка не были вечными, они имеют историческую хронологию. Рынок может исчезнуть, если общественное сознание перейдет на новый уровень развития, что предусматривалось в коммунистическом обществе, об этом сегодня экономисты не вспоминают, но объективные предпосылки для его исчезновения созданы системой информационных технологий, которые позволят устранить фазу обмена и организовать функционирование социального модуля с симметричными полусферами, где одна представлена производством, а вторая – потреблением, где фаза рыночных отношений как буфер между производством (концентрацией формы) и потреблением (энтропией) сразу переходит в потребление.

Попытка привести всю деятельность людей к экономическим видам деятельности и классифицировать их определенным образом в соответствующем классификаторе намного сужает представление общественного сознания об отношениях общества со средой как природной, так и социальной. К примеру, является ли ядерный взрыв или военные действия экономической деятельностью? Ответ будет отрицателен. Какой деятельностью является творческий процесс композитора, артиста, поэта, художника, врача, учителя, политика? Только субъективное решение позволяет их назвать видами экономической деятельности и только потому, что эта деятельность, как и ущерб от ядерного взрыва, оценивается в денежном выражении, так как такая методика оценки результатов взаимодействия людей и среды сформирована экономической субсферой в мегасфере общественного сознания.

В своей работе «Научная мысль как планетарное явление»
В.И. Вернадский пишет, что живое вещество является носителем и создателем свободной энергии, ни в одной земной оболочке в таком масштабе она не существует. Действительно, человек как «энергетический бомбардировщик» может заправляться энергией, перемещаться в пространстве и через действие «сбрасывать» свою энергию, преобразовывать среду там, где он считает это необходимым. Эту свободную энергию В.И. Вернадский называет биогеохимической. Эта энергия вызывает новые миграции химических элементов, по разнообразности и мощности далеко оставляющие  за собой обычную биохимическую энергию живого вещества. Энергия человека является катализатором для проявления энергии, имеющейся в пространстве, сегодня оно отдает нам свою энергию в атомных станциях. «Энергия, полученная человеком из природы, есть энергия человеческой культуры», - говорит В.И. Вернадский.

В природе нет экономических отношений, в ней есть физическое взаимодействие, поэтому и человек должен рассматривать свое взаимодействие с природой не как экономическое, а как энергоинформационное взаимодействие с объектами среды природной и социальной. К примеру, если птица летит в воздухе, рыба плывет в воде, то они взаимодействуют со средами физически – обмениваются энергиями, но если в воздухе летит самолет, а в воде движется корабль, то эти явления для определенных специалистов (экономистов) имеют экономический характер, а для инженеров физический. Таким образом, в обществе формируются две системы понятий: система естественных знаний и система экономических знаний. Какая из них должна находится во главе угла? – безусловно, та, которая характеризует естественную, физическую сущность, поэтому экономические знания о взаимодействии человека со средой являются субъективными, придуманными, допускающими условности.

Человек, познавая природу, приобретает субъективные знания о ее трансформациях из одного состояния в другое. Эти знания он использует для преобразования окружающей среды и занимается не экономической деятельностью по своей сути, а организацией взаимодействия своего, очеловеченного, особого пространства – пространства социального модуля – со средой (субъективным преобразованием среды), в ходе которого он использует ежесекундно накопленную у него информационную базу, ноосферу, проектируя будущую форму модуля в настоящем времени на основе прошлого.

Экономика проникла в другие науки – экономизировала их, а они проникли в экономику – натурализировали ее. Деятельность человека можно назвать экономической только в субсфере экономической части мегасферы общественного сознания. На самом деле многообразие видов взаимодействия, действий или человеческой деятельности направлено на  субъективное преобразование среды. Этот процесс следует идентифицировать одним термином – «супсоника» - субъективное преобразование среды, вся совокупность алгоритмов взаимодействия человека со средой (от науки (познания) до обратной связи информационного комплекса со средой путем излучение в нее энергоимпульсов собственного тела или энергоимпульсов, произведенных в производственных фондах). Фактически должна родиться новая наука – «супсоника», изучающая принципы взаимодействия объектов среды на основе имеющейся у человека базы знаний, которая увеличивается, но всегда неполна, субъективна. В процессе супсоники физическое взаимодействие объектов генерирует (наводит) у человека информацию, а информация порождает «инэргимы» – информационно-энергетические импульсы, направление движения которых сориентировано в пространственной среде сознанием человека, управляющим его костно-мышечной системой, обеспечивающей передачу энергоимпульсов от человека к объекту воздействия.

Человек выполняет функцию информационного активатора пространства. Информационные модели, существующие в сознании человека в настоящем времени, являются потенциальными проекциями реальных моделей будущего, которые общество может создать. Если в ходе взаимодействия человека со средой его энергия тратится, то информация только накапливается. Еще Ф. Энгельс отмечал одну особенность знаний, он указывал на то, что знания прошлых поколений ничего не стоят для нас, так как затраты на них осуществлены в прошлом, и знания достаются нам по наследству, являются даром прошлых поколений будущим потомкам. Мы несем текущие затраты на поддержание информационной базы общества, нации, государства: на библиотеки, школы, вузы, преподавателей, компьютеры и т.д., но это затраты небольшие по сравнению с расходами на всю прошлую деятельность людей, сформировавшую информационный опыт цивилизации.

Супсоника должна изучать влияние информационной базы человека на способы его взаимодействия со средой, которые, в свою очередь, порождают новые информационные конструкции, материализуемые обществом в новых способах его взаимодействия со средой. Рассматривая поведение пространства в области сеим-частиц, можно сказать, что оно формирует в этих точках кривизну своей формы, опорные точки первой ступени устойчивости, организующие качество нового фрактала взаимодействия пространства. Среда взаимодействия рождает свою противоположность – точку противодействия – возникает новая характеристика пространства, количественная единица превращается в ее же качественную дуальность, а взаимодействие является третьей характеристикой пространства – виртуальной, информационной единицей, представленной объединением двух качественно разных половин. Информация в связи с этим оказывается характеристикой функциональности пространства. Если взаимодействующие фракталы формо-структур пространства, а их должно быть как минимум два, принять за единицы, то уровень информации в парной системе будет всегда равен информационной единице (Ні=-log21/2), показывающей функциональность взаимодействия двух половинок. Если фрактальные единицы в паре рассматривать как взаимодействие ассоциаций фракталов, то объем информации в этой системе сразу возрастет в соответствии с ростом парности связей, так как возрастает показатель функциональности в среде системы, если систему упрощать, то информация будет уменьшатся (условно сворачиваться в сознании).

Общество не сможет избавиться от квадрата субъективности своего взаимодействия со средой до тех пор, пока не перейдет от стоимостных измерителей, на которых основано функционирование экономической субсферы общественного сознания, к естественным, физическим измерителям тех изменений, которые появляются в формо-структурах пространства, устремленных в будущее в ходе взаимодействия человека со средой, обеспечивающего перераспределения энергомассы в координатах пространства для его жизни в будущем, то есть пока не научиться моделировать виртуальное будущее симметричное настоящему с учетом шага спирали развития модуля (развития фрактала). Одними из таких измерителей частично могут быть показатели энергетических единиц, используемых в физике.

 
Об энергетической сущности процессов взаимодействия со средой писал К. Марксу выдающийся украинский ученый Сергей Подолинский, к сожалению, рано ушедший из жизни, поэтому его теория осталась неизвестной. Его мысли изложены в ряде работ, наиболее крупной из которых является работа «Труд человека и его отношение к распределению энергии»,* она была опубликована в журнале «Слово» в Санкт-Петербурге в 1880 году.

С работами С. Подолинского был знаком и В.И. Вернадский, который считал общество биогеохимической силой, преобразовывающей поверхность нашей планеты, а сила, как известно, измеряется в физических единицах. Его учение о ноосфере как информационной сфере, сфере разума планеты, находит свое дальнейшее развитие в трудах ученых, что указывает на поиск новой парадигмы миропонимания научным сообществом. В этой связи нельзя не упомянуть еще одного выдающегося украинского мыслителя Николая Руденко, который в 1974 году при поддержке Андрея Сахарова, соратника по Хельсинской группе правозащитников, выпускает в тогдашнем «самиздате» свою книгу «Энергия прогресса», где указывает на «катастрофическую ошибку Маркса», которая перечеркивает всю его теорию и итог этому подвел сам Маркс на последней странице четвертого тома «Капитала».

Последний абзац четвертого тома имеет фразу: «Основой абсолютной прибавочной стоимости – то есть реальным условием ее существования – является природная продуктивность земли, природы, тогда как относительная прибавочная стоимость основана на развитии общественных производительных сил». Именно из-за этой фразы Энгельс 12 лет не опубликовывал четвертый том, именно из-за этой фразы Сталин, который заканчивал писать политэкономию социализма, расстрелял Вознесенского, указавшему ему на нее.**

За свой труд Н. Руденко постигла участь почти Джордано Бруно, правда его не сожгли на костре, но упрятали для начала в психбольницу, потом из Киева доставили в г. Дружковку Донецкой области, где по указанию Секретариата ЦК КПСС суд вынес приговор на 7 лет заключения в колонии строгого режима и на 5 лет высылки. Жена его, Раиса Опанасовна, тоже получила срок, в котором первая часть приговора была всего лишь на 2 года меньше.

Для исправления деформированного представления общества о принципах его взаимодействия со средой Н. Руденко предлагает заменить понятие «труд» на понятие «работа». При этом подходе субстанцией стоимости становится работа общества в физическом смысле этого слова. Энергия и работа измеряются в эргах и джоулях, поэтому в итоге субстанциею стоимости становится совокупная энергия общества, - заключает он. Но эта энергия не только энергия людей, а и энергия нефти, мировые цены на которую сегодня определяются мусульманскими божками, а не трудом миллионов западных работников, которых угнетает энергетический кризис. «Поэтому, стоимость прежде всего определяется богатством энергетических источников, которые  человек использует для своего прогресса, его труд лишь направляет энергию, накопленную природой. Он проводник, а не генератор энергии. Генератор необходимо искать в природе», - пишет Н. Руденко.

Здесь следует отметить, что в семантике слова «стоимость» заложено два смысла: потерь для изготовителя и приобретения для покупателя. Отождествление стоимости и цены, которое допустимо в бытовом разговоре, когда продавец на вопрос покупателя «сколько стоит товар?» называет цену, обозначая этим прогрессивную трансформацию формо-структуры пространства, которая возникнет в среде после акта купли-продажи при использовании товара покупателем, непозволительно. Стоимость – тождество «затрат» - действительных, безвозвратных, невосполнимых потерь энергии для производителя, его частичное исчезновение в пространстве: энтропия массы (фондов), энергии и товара (процесс трансформации одного качества пространства в другое в прошлом, в процессе производства). Цена – тождество развития для покупателя, процесс трансформации пространства в новое качество с помощью товара. Продавец, называя цену товара покупателю, обозначает перспективу уровня его развития, решая это за него. Покупатель сравнивает цену продавца с будущим процессом (своими затратами), которым будет руководить, и может согласиться или не согласиться с ценой продавца, которая является прогнозом будущего развития (покупателя) общества. Но уровень развития можно определить путем участия в оценке этого развития только двух сторон. Поэтому покупатель, торгуясь, со своей стороны, стремится снизить цену продавца и «свободно вмонтировать» ее в соответствующую, пока виртуальную, ячейку своих производственных затрат, если при этом выявится невозможность этого, то технология продавца оказывается сверхзатратным звеном в цепочке процесса организации общественной энтропии (цикле производства-потребления), товар не будет продан, произойдет затоваривание производителя, прекратится процесс энтропии в этом производстве и последует банкротство или кризис.

Субъективное понимание стоимости приводит развитие общества к тупику и в поддержании этого хреодного эффекта виноваты не только экономисты, сама наука пока ищет ответы на массу явлений, происходящих в природе и социуме. Сегодня на основе новейших научных исследований функциональности пространства можно посмотреть на экономику как на процесс организации обществом системной, структурированной энтропи объектов среды, обеспечивающей обществу новую среду в процессах взаимодействия человека с окружающей средой. Такой подход завоевывает все большую аудиторию в кругу исследователей экономистов. Об этом с середины XX века пишет в своих работах пропагандист физической экономии, американский ученый, миллиардер и политик Л. Ларуш,*,** организовавший в Германии Шиллеровский институт.

Российские ученые В.А. Каменецкий и В.П. Патрикеев говорят, что энергетическая природа создания благ является неизбежным следствием объективных физических законов, существующих во вселенной.*** Но, к сожалению, как Л. Ларуш, так и В.А. Каменецкий с В.П. Патрикеевым не могут быть последовательны, так как наука не позволяет пока выразить стоимость в энергетических единицах. Л. Ларуш приводит свою классификацию производительных и непроизводительных сил в стоимостных показателях, хотя предлагает в качестве энергетического стандарта использовать поглощение когерентного пучка электромагнитного излучения при заданной длине волны и перенесенной им мощности, а В.А. Каменецкий и В.П. Патрикеев тут же заявляют, что они являются убежденными противниками идей, предлагающих измерять стоимость через расход энергоресурсов.

Таким образом, несмотря на понимание энергетической сущности стоимости, эти экономисты тоже оказываются в железном плену старых суждений и продолжают считать, что стоимость есть свойство вещественного объекта (товара), а не характеристика прошлого энергетического состояния среды, сформировавшего этот объект. Это состояние в форме денег присутствует в настоящем виртуально как проекция будущего и задает параметры прошлого (процесса) будущему и по мере приближения к этому будущему во времени трансформируется в новое настоящее, а затем превращается в новое прошлое, становится товаром, попадающим в новое будущее в виде реальной товарной формы, а не процесса, его создающего, и одновременно начинает свое существование в денежной форме, обозначая необходимость организации процесса энтропии по определенному алгоритму в будущем. Формируется цепь временных трансформаций виртуальности (информации, знаний) в реальность (материальную среду).

Собственная энергия людей при создании благ расходуется ими в единицу времени почти в одинаковых объемах, но при этом сегодня в несравнимо больших объемах расходуется энергия среды, блага распределяются между членами общества не по законам развития социального модуля, а по установленной обществом институциональной схеме, закрепленной законодательно. Энергия человеческой культуры, полученная благодаря НТП, берется из среды путем использования ее энергоресурсов, техносфера рождается из базиса общественных научно-технических знаний, накопленных социальной средой разных стран и эпох, открытия из одной страны свободно переходят в другую, от одного поколения передаются другому как эстафетная палочка, они все время увеличиваются – ноосфера развивается! В связи с этим хочется рассмотреть один из краеугольных камней экономической теории, который является незыблемой основой капиталистического способа производства и представлен категорией собственности. А возможен ли какой-либо другой вид общества, отличающийся от капиталистического и имеющий более эффективный способ использования ресурсов, и самое главное человеческих, творящих ноосферу? Сохранится ли собственность в космическом корабле? Какой будет космическая экономика, а, вернее, – супсоника? Что будет, когда люди сравняются с богом по объему накопленной информации и, безусловно, оставят свою вещественную форму, которая сегодня считается  как единственно возможной для существования сознания в пространстве?

Анализируя положение науки в современном государственном строе, И.В. Вернадский отмечает, что формируется идея о государственном объединении усилий человечества. Должно возникнуть качественно новое направление государственной деятельности. «Стихийно, как проявление естественного процесса, создание ноосферы в ее полном проявлении будет осуществлено; рано ли, поздно ли оно станет целью государственной политики и социального строя». Он говорит, что широкое распространение социалистических идей и охват ими носителей власти в ряде крупных капиталистических демократий способствует признанию науки как метода создания богатства.

Поднятие уровня науки неизбежно приводит к изменениям в конструкции государства – оно демократизируется. «Процесс демократизации государственной власти – при вселенскости науки – в ноосфере есть процесс стихийный», - говорит В.И.Вернадский. При этом он затрагивает и вопрос моральной стороны науки и высказывает идею государственного объединения всего человечества, работающего над созданием ноосферы, обеспечивающей использование всех ресурсов государства во благо человечеству.

Прозорливости ученого нельзя не поразиться. Эти идеи он обозначил в начале ХХ в., а проявление процессов глобализации в экономике началось отслеживаться учеными только в конце века. Но до сих пор у общества нет понимания того, что это процесс природный и повлиять на него человечество не может. Негативные явления этого процесса находят свое проявление в связи с тем, что существует субъективно созданные барьеры – границы государств, призванные выполнять определенные задачи еще с эпохи раннего развития социума. Граница есть элемент противопоставления – конец одного и начало другого. Наличие элемента позволяет говорить о потере однообразия среды. Потеря однообразия вызывает противопоставление. Поэтому социальные модули: страны, народы, регионы – сегодня как исторически сформировавшиеся замкнутые системы переживают фазу создания интеграционных механизмов социума в глобальных, планетарных масштабах, основанных на принципах единства ноосферы (информации).

Метод исследования, применяемый в КИТе (квантово-информационной теории фрактального взаимодействия социального модуля со средой) показывает, что общество в пространстве осуществляет не экономическую деятельность с точки зрения физики, а модели социума в виде модулей, имеющих четко выраженные физические характеристики массы и энергии, как информационно-физические объекты взаимодействуют с окружающей средой и между собой. По своим характеристикам их можно разделить на семь основных видов, где первым является человек, а последним – выражаясь экономическим языком - модель глобальной экономики, а терминами КИТа – мегамодель  социального модуля, который находится в процессе глобального взаимодействия с природной средой, окружающей его. Этот модуль нами назван «цизон» – цивилизация земная, в силу всеобъемлющей связанности процессов, эндогенности их взаимодействия в этом модуле, во-первых, а во-вторых, из-за его собственного противопоставления себя самого окружающей среде как единого целого, человеческого сообщества, вернее, организованного информационно социума, окружившего себя оболочкой технико-технологического комплекса, функционирование которого зависит от энергии.

Следуя логике использования обществом модульной организации формо-структур пространства, объекты собственности, с точки зрения КИТа, являются физически организованными структурами, информационно и энергетически противопоставляющими себя окружающей среде с целью преобразования ее формы. Для понимания этого и выхода из заколдованного круга собственности, которая традиционно представлена тремя характеристиками с точки зрения юридического права: иметь, владеть, распоряжаться – необходимо представить информационную сущность собственности. Во-первых, она всегда имеет субъективную фазу, рождается в сознании человека как идея противопоставления некой организованной модели, центром которой является человек, системе окружающей среды, во второй фазе идея материализуется в реальности благодаря целенаправленному процессу труда, взаимодействию человека с природой. Сегодня все в больших масштабах общество создает интеллектуальную собственность.

К примеру, человек представил процесс в сознании, выполнил действие в реальности, получил результат (изготовил каменный топор). Вся цепочка действий от формы модели в сознании до формы изделия в реальности является его собственным продуктом, результатом взаимодействия со средой. Получение вторичного результата (изделий) с помощью первичного результата (орудий труда) тоже цепочка эволюции интеллектуальной собственности или создание процесса, структурно функционирующего пространства (изготовлен каменный топор – срублено дерево). Постепенно функциональные структуры собственности как физические объекты усложняются и из личных (каменный топор) трансформируются в новые общественные формы (культовые сооружения, сети для ловли, загоны для скота), затем в частные (дом, мастерская), потом в акционерные (предприятие, корпорация) и т.д.

Но метаморфозы эволюций собственности обеспечиваются физическими процессами, помещенными в информационные оболочки. В исторических эпохах возникают и исчезают структурно организованные формы материального мира, созданные людьми, границы и функции которых определены в технической документации (интеллектуальной, информационной составляющей) и только методы соединения человеческого ресурса с техническим ресурсом через субъективно сформированную в обществе систему распределения продуктов производства (законодательную оболочку экономической формации) позволяют теоретикам экономической науки и юриспруденции говорить о категории собственности, которая является показателем информационной однородности или дифференциации общества, то есть его классовой природы.

Как уже отмечено выше, энергозатраты членов общества в процессе производства благ одинаковы, а в эпоху НТП решающее значение в их объеме имеют энергозатраты не биологического характера, а искусственного (полученные из природы), технологии есть воплощение общественной научной мысли и знаний прошлых поколений – так что тогда собственность? Это субъективная категория, характеризующая структуру пространственных границ плотности общественных отношений (энтропии), то есть пространственную свободу одних, ограничивающую свободу других, задающая им информационную оболочку их пространства и функций. Если границы этой свободы неприемлемы, то общественные отношения стремятся к совершенствованию с той или иной степенью проявления энергии, вплоть до социальной революции. Установление границ свободы для субъектов через частную собственность указывает на наличие неразвитости мегасферы общественного сознания, его слабую информационность, которая не позволяет ему охватывать сегодня все пространство ресурсов среды с целью обеспечения ее гармоничного взаимодействия. Мегасфера должна совершенствоваться, а экономическая теория, с существующей трактовкой собственности, этому мало способствует.

При анализе материальной культуры цивилизации (ее собственности) с позиций КИТа как масштабной структурно-организованной формы пространства путем совместного преобразования окружающей среды членами общества с целью обеспечения системы воспроизводства всех элементов этой структуры, в том числе и человеческих ресурсов, оказывается, что организация общественных отношений, во-первых, требует своей существенной ревизии, а, во-вторых, обозначается четкая закономерность в принципах этой организации, отклонения от которой всегда ведут к регрессу развития структуры. Свидетельством этому являются исторические факты развития цивилизации, формирующие синусоидальный характер графика ее развития.

В ходе анализа философских концепций, религиозных учений, научных теорий возникает один, общий для всех их вывод – человеческое сознание, при всем его стремлении к бесконечным просторам вселенной, сегодня рассматривает человека как земное существо. Это не позволяет посмотреть на человека как на творение космоса, а потому никто не решается примерять на человеческое общество космические одежды, которые кроятся по космическим законам. Понятно, что не пришло еще такое время, не накоплена информация, позволяющая обществу сделать шаг в просторы мироздания, но
В.И. Вернадский сделал этот прорыв – он назвал общество носителем биогеохимической энергии, живым веществом, творцом ноосферы.

Третье тысячелетие требует от цивилизации обозначения новых ориентиров в своем виртуальном (информационном) мире, которые позволят наметить новые границы ее развития и размещения в пространстве. Для этого придется сконструировать новую формо-структуру взаимодействия ресурсов, и, в первую очередь, человеческих, организовать их взаимодействие по-новому.

Одним из таких ориентиров может быть допущение, что человек является Мегагеномом Вселенной (МГВ), в который она «закачивает» информацию на случай вселенского катаклизма, формирует собственную ноосферу, вернее, ее копию. Это допущение расширяет понимание нашего взаимодействия со средой до нового уровня, соизмеримого с космическими масштабами. Ведь мы сами развиваемся на основе генетической программы, заложенной в нашей ДНК. Организм одновременно управляет 600 млрд. клеток. В этом плане интересна монография С.И. Сухоноса,* в которой он обращает внимание читателей на пошаговую структурированность организованного пространства с интервалом масштабности, равным 105. Эту закономерность он называет волной устойчивости. Масштабная ось вселенной делится на 12 интервалов. Получается интересная закономерность: частица максимон имеет размер порядка 10-33 см, фотон – 10-28, ядро электрона – 10-23, электрон – 10-18, протон (ядро атома) – 10-13, атом – 10-8, ядро клетки – 10-3, человек – 102, ядро звезды – 107, звезда – 1012, ядро галактики – 1017, галактики – 1022, метагалактика – 1027. Эта безразмерная периодичность с коэффициентом 105 свойственна всем основным параметрам вселенной: временам, массам, силам, размерам и т.д.

Человек в этой периодичности оказывается на центральном отрезке, где мир нанопространства переходит в мир мегапространства, то есть является срединным, переходным уровнем, особым миром – точкой сходимости двух начал или расхождения двух бесконечностей. Допущение, что человек является Мегагеномом Вселенной (МГВ), заставляет нас поменять свое представление о структуре социального устройства общества, о предназначении человека и понять те требования, которые предъявляются к нашему качеству со стороны космоса.

Методология КИТа позволяет рассматривать механизмы объективного взаимодействия объектов среды, в том числе и взаимодействие социальных модулей, на уровне функционирования электромагнитной среды, сформировавшей наши суждения о мире, окружающем нас. Глубже этого уровня работают другие механизмы и нам для объяснения нашего взаимодействия со средой они пока не нужны. Нижний уровень порождает  среду плазмоидов – среду информационной плазмы. Ее мы наблюдаем в потоках электрического тока, в молнии, в солнце, в звездах – она светится. Но это отдельная тема о мире вывернутых наружу форм, созданных упакованными внутри их информационными центрами, задающими формам программу антиэнтропной концентрации, обеспечивающую центрам ограждение защитными сферами плазмы от разрушающего воздействия космической энтропии. Наша цивилизация идет к такому построению своей формо-структуры, но создание сферы плазмы у нас пока осуществляется в локальных объемах (точках) – атомных станциях, электролампах, двигателях внутреннего сгорания и т.п., общую сферу земного плазмоида мы создадим нескоро.

В связи с этим возникает вопрос об эффективности взаимодействия объектов в среде самоорганизующейся вселенной. Она стремится взаимодействовать мельчайшими частицами (сеиметрино), чтобы не нарушить гармонию взаимодействия, а наш подход к оценке эффективности базируется на сравнении объемов энтропии, которые мы вызываем в природной среде путем сжигания древесины, нефти, газа, кислорода и т.д., чем это уничтожение глобальнее, тем эффективнее считается процесс, так как приносит больше прибыли. В этом проявляется еще один из моментов экономического субъективизма. При сравнении результатов нашего взаимодействия со средой, которое выражается в виде сравнения старой формы среды с новой формой управляемого нами объема пространства, увеличенного за счет полученного изделия при воздействии энергоимпульсами на массу (вещество) среды, мы производим одностороннюю оценку того, что мы приобрели, но не оцениваем того, что потеряли, нет показателя, отражающего уровень гармоничного существования двух сред: среды природы, нами не управляемой, и среды социального модуля, которая нами управляема.

Недостаток информации как оперативной, о состоянии социального модуля в отдельно взятый момент и соответствия этого состояния некой заданной формо-структуре с определенной мощностью энтропии, так и недостаток информации стратегической, охватывающей своей сферой глобальные тенденции развития социального модуля как единицы, противопоставляющей себя второй единице – среде, а поэтому формирующей свое представление о своей ресурсной базе (элементах), этот модуль образовывающей, не позволяет начать разговор о предопределенности, програмности алгоритмов взаимодействия социального модуля как со средой внешней (природой), так и со средой внутренней (элементной базой модуля).

Отсутствие единого информационного поля социума порождает разговоры о рынке и конкуренции. В то время, как в человеке изначально заложено неконкурентное соотношение между телом и сознанием, которое переносится в социум, взаимодействующий со средой, в котором есть его материальная культура и общественное сознание, находящиеся в противоречивом единстве. Все процессы в поле плазмоидов (в сознании) на сотню степенных порядков быстрее процессов, проявляющихся в поле электромагнитной среды (в теле), поэтому информационная полнота как характеристика функциональности качеств пространства может мгновенно обеспечить тело (массу) необходимым решением, то есть задать верную функцию (направление) в многовариантном выборе взаимодействий. Техническая возможность создания единого информационного пространства сегодня у цивилизации появилась, и поэтому вопрос времени, когда мы прекратим говорить о конкуренции, а начнем говорить о трансформации настоящей формо-структуры социального модуля в его будущую формо-структуру путем согласованного развития всех элементов, его составляющих, как это происходит при росте живых организмов, иначе в теле возникает болезнь, называемая раком – одни клетки живут за счет других, подавляя их, но, подавив среду, эти клетки сами обречены на гибель.

В сегодняшнем обществе, которое исповедует идеологию рынка, считается, что его «невидимая рука» все сбалансирует как надо. Но при этой балансировке оказывается, что она не оптимальна, так как на рынке уже две сотни лет (с момента первого экономического кризиса) появляются объемы ненужных товаров, поглотивших энергию, но не обеспечивших цикла нового ее циркулирования – сделан энергетический «выдох», но не сделан энергетический «вдох» – начинаются конвульсии кризиса, порожденные конкуренцией, являющейся их основой. Учитывая, что сырьевые ресурсы планеты исчерпаемы, то рационально ли обществу тратить их на ненужные товары? При росте населения, объем этих «ненужностей» в абсолютной массе возрастет, а разумно ли это? Поэтому развитие ноосферы позволит обществу проектировать будущее в настоящем на основе прошлого и обеспечит соблюдение закона симметричности взаимодействия сфер производства благ со сферой их потребления.

С другой стороны, хочется отметить ошибочность идеологии рыночного потребительства, материальное потребление ограничено чисто биологическими особенностями человеческого организма, который существует во временных и пространственных пределах. Внутреннее пространство человека увеличить беспредельно нельзя, он может потребить около двух килограммов пищи, идеальное рабочее место ограничивается письменным столом с компьютером, расположенным в помещении с нормальным климатом, для перемещения в пространстве необходимо транспортное средство, обеспеченное энергоресурсами. Все это невозможно потреблять двадцать четыре часа, потребление циклично, фрактал биологической цикличности равен суткам, формирующим годовые фракталы времени жизни человека. Заполнение материального норматива потребления практически достигнуто в развитых странах. Что дальше? Материальное богатство личности может быть достигнуто за счет других, но его физическая масса конечна, достичь информационной бесконечности (бессмертия) человек может только лично (через познание), поэтому жизнь человека как материального объекта конечна.

Дальше должна развиваться ноосфера, размеры которой безграничны. Объем информации, который мы формируем в сознании благодаря взаимодействию со средой, создает такой потенциал этого вида потребительного ресурса в нашей виртуальной сфере (ноосфере), который можно потреблять вечно. Воссоздание виртуальности в реальном мире является созидательным процессом и он будет охватывать всех членов общества. Процесс творчества – самый приятный процесс (любовь – его разновидность). В связи с тем, что уровень производительных сил не обеспечивает возможности всему населению заниматься творчеством, нет достаточного количества роботов, осуществляющих физическое взаимодействие со средой, преобразовывающих ее, то часть населения вынуждена заниматься черновой, рутинной работой и объективно является менее развитой. Это порождает расслоение общества на группы и классы и формирует структуру их отношений. Природа стремится к циклическому постоянству, информация, поступающая в общество из среды, заставляет изменяться, совершенствоваться его группы и классы, сдерживание их развития вызывает социальные потрясения. Поэтому необходимо приложить все усилия к созданию общества, занятого творением ноосферы, обеспечивающей его благами, а не общества потребительства, основанного на рыночной, тупиковой экономике, в которой «хорошая мысля приходит опосля», после кризиса.

В этой связи нельзя не остановиться на механизме ценообразования, который сегодня субъективно трактуется  в экономической теории, и не учитывает реальных причин, лежащих в основе трансформаций социальных модулей. Исходя из того, что в свете методологии КИТа форма изделий есть «слепок» траектории энергии в среде определенного физического свойства (диэлектрическомагнитной проницаемости), то обязательно существует определенный алгоритм направления энергоимпульсов и последовательность их излучения в пространстве преобразования, во-первых, а во-вторых, алгоритм получения самих энергоимпульсов. Можно их вырабатывать как в собственном теле, так и вне его, в организме раба, крепостного крестьянина, работника, животного (быка, лошади, слона), в паровой машине, тепло-, гидроэлектростанции, АЭС. Алгоритмы представлены технологиями, чем интеллектуальней технология, тем площадь фронта энергоимпульсов, выделенных из единицы объема вещества, формирующих своими цепочками (ниточками) ткань полотна, образующую энергетические рубашки изделий, больше, и виртуальный путь, который эти цепочки проходят в среде, создавая форму изделия, отделяя его от среды, облекая его в энергетическую виртуальную рубашку, исчезающую ежесекундно в пространстве, после разделения вещества на части, длиннее.

Изменение способа взаимодействия человека со средой экономит энергию, а значит, ее расход на единицу изделия уменьшается. Так, металлический рельс можно перерубить каменным топором, но можно уменьшить площадь соприкосновения инструмента с противостоящими атомарными структурами металла и увеличить скорость воздействующего на металл энергетического потока с помощью лазерного луча. Несмотря на уменьшение общего количества энергии (уменьшается количество разрываемых атомарных связей (площадь топора и луча лазера, что экономит энергию)), процесс достижения результата ускоряется за счет концентрации меньшего объема энергии в абсолюте на очень малом участке площади преобразовываемого пространства, что повышает  относительную плотность воздействия потока движущейся энергии на энергию инерции вещественной структуры. Точно также можно кусок урана использовать в качестве каменного топора, а можно использовать в качестве ядерного горючего в атомном реакторе.

Исходя из того, что обмен и производство находятся на линии времени в разных точках, – в прошлом и настоящем, – то товар, попадая на рынок, сталкивается с определенной инертностью рынка (виртуальное вчерашнее присутствует в сегодняшнем настоящем реальным товаром и виртуальной ценой). Инертность «держит» в «памяти» рынка вчерашнее соотношение пар: физических товарных форм (естественная субсфера общественного мегасознания)  в их ассортименте с их виртуальными образами (ценами)(экономическая субсфера общественного мегасознания). Новая цена отдельного товара, пришедшего из вчерашнего производственного прошлого, технология изготовления которого усовершенствована, рынку настоящего не известна – он живет прошлым. На рынке, имеющем информационные «разрывы», отражающие функциональность прошлого и будущего производства, существует погрешность в оценке энергозатрат, осуществленных при выпуске одноименной продукции, выпущенной разными изготовителями (со вчерашней технологией и сегодняшней), тем более что информация о совершенствовании способа производства производителями скрывается. Поэтому, если за этот период один изготовитель усовершенствовал способ производства изделия, а другие нет, то он имеет энергозатраты меньше, чем у других. Оценка товара в денежном измерении на рынке осуществляется по известной рынку энергетической функциональности общественного производства этого вида товара – определенной цене, которую рынок изменит не сразу, он реагирует на форму товара, которая является слепком энергии, расходы которой сегодня рынку известны и считаются одинаковыми для всех одноименных товаров, хотя положение уже изменилось (появился товар менее энергозатратный). Энергетические затраты на производство товаров в физическом смысле разные, а виртуальное восприятие их рынком в виде «стоимостных рубашек» одинаково.

Таким образом, общество, отдавая производителю, усовершенствовавшему процесс производства, одинаковую с другими производителями сумму денег за единицу товара, дает ему право получить для нового цикла жизнедеятельности «дельту» ресурсов, объем которых он не тратил, что К. Маркс обозначил штрихом в своей формуле движения капитала (Д-Т-Д'). Под «штрихом» при этом понималась эксплуатация (недоплаченная

Центр трансформации
Адрес: Украина, г. Киев, ул. Оранжерейная, 3. Тел.+ 38 (050) 380-14-56.

design by jack4max :: powered by iji 2013